Национальный парк Йеллоустон (Yellowstone) в США



Съездил я тут в гости к своему товарищу Паше. Живет он в славной стране — США, недалеко от Портленда, что в штате Орегон. И решили мы в качестве культурной программы съездить в пару ближайших национальных парков. Ими оказались Йеллоустон (Yellowstone) и Глейшер (Glacier). Внутри будет небольшой рассказик о поездке и фоточки.

От Портленда до Йеллоустона примерно 1400км, поэтому выехали мы в 4 утра, чтобы приехать не совсем ночью и спокойно разложить палатку. Дорога проходит через весь Орегон, затем Айдахо, и уже перед самым парком попадаешь через маленький кусочек Монтаны в Вайоминг, на территории которого Йеллоустон и расположен. Буквально чуть–чуть отъехав от Портленда на восток, сразу попадаешь в сплошную землю реднеков, и до самого парка пейзажи вокруг одни и те же – поля, фермы, в Орегоне скопления ветряков, в Айдахо иногда проезжаешь сквозь резервации индейцев (о чем я догадывался в основном по появляющимся вдоль дороги казино). Кстати, у местных фермеров поля круглые, потому что ирригация.



К вечеру мы добрались до въезда в парк. На въезде пришлось заплатить $25 за пропуск на автомобиль на неделю. Также заранее было оплачено по 24 доллара за сутки за место под палатку. Кстати, всем кто вдруг соберется Йеллоустон посетить: резервируйте место месяца хотя бы за два, а то можете пролететь. На этот парк у нас было запланировано три ночи, что по факту вылилось в два полных дня осмотра достопримечательностей (т.к. приехали мы поздно вечером, а в последний день уже надо с утра ехать в Глейшер). При регистрации нам выдали карту местности и веселые бумажки с предупреждениями:





Въехали мы в парк засветло, и сначала даже обрадовались, что сейчас быстро палатку поставим без применения фонарика. Но навигатор с нами не был согласен, и утверждал, что до палаточного лагеря нам еще чуть больше 100км. Тут стало понятно, что парк, огромный. Въехали мы через West Entrance, наш кэмп был в Bridge Bay. На карте над каждым отрезком дороги написана его длина в милях (1 миля = 1,6км).



Несмотря на то, что машин в парке не так уж много, там бывают пробки. Причин в основном две: олени и бизоны. И те и другие часто пасутся/гуляют где–нибудь недалеко от дороги, и туристы не упускают возможности притормозить и сфотографировать зверушку. Бизоны могут пастись прямо на дороге, им как–то вообще пофигу на машины и людей.





Палатко–место представляет из себя расчищенную площадку под саму палатку, место под машину, мангал, стол. Такие места сгруппированы штук пол 30 в лагерь, на территории которого есть туалет (капитальный, с водопроводом и канализацией), а иногда и душ. В общем, цивилизация.



Еще на территории лагеря был вот такой вот забавный значек. Мы уж было подумали, что цивилизация тут достигла своего апогея и там будет WiFi (при этом сотовая сеть в этих краях практически не ловится). Оказалось – амфитеатр.



Самая большая опасность в парках – это мишки. О чем нас уже предупредила желтая листовочка, рейнджер лично и табличка перед въездом в кэмп:



На кэмпе действует строгое правило – вся еда, мусор и вообще что–либо источающее запах должно храниться в медведезащищенных контейнерах или внутри автомобиля. Делается это с одной простой целью, приучить медведя, что в человеческом лагере полакомиться нечем. Иначе мишки будут постоянно совершать паломничество за едой. Не смотря на то, что большинство медведей не видят в человеке гастрономического интереса, конфликтная ситуация может произойти, и вот почему. Если медведь находит еду, то эта еда его (медведь так считает и с ним лучше не спорить).

Если неподалеку появляется человек, то вероятно, он хочет оспорить право медведя на эту еду (опять же тут медведя сложно переубедить). Это является достаточным основанием для силового устранения конкурента (медведь, будучи существом крупногабаритным, не сомневается в своей правоте и благоприятном для него исходе конфронтации). Поэтому, чтобы ситуацию до конфликта человека и медведя не доводить, нужно прежде всего устранить предмет интереса, то есть еду. Для чего между кэмпами заботливо установлены броне–ящики, а на выезде специально сконструированные мусорные контейнеры.



Поскольку ехали мы весь день, причем, когда я был за рулем, Паша дремал, а когда за рулем был он, я не спал, приехал я в Йеллоустон в весьма сонном состоянии. И как только мы разложили палатку, я отправился на боковую. Прошел где–то час, Паша меня растолкал и рассказал следующее. Он тоже через некоторое время после меня пошел спать, и пока пытался заснуть, услышал, что кто–то ходит по нашему кэмпу. Выглянув из палатки, чтобы спросить, что чуваку надо, оказалось, что по кэмпу шарится совсем не чувак, а обыкновенный такой мишка. Не найдя ничего около нашей палатки, он отправился к соседям.

Поутру соседи рассказывали, что ночью ничего не слышали, т.к. крепко спали, но нашли медвежью шерсть на палатке. На этом месте мы осознали, что медведи в парке есть по–настоящему, на кэмпы они ходят, и все эти предупреждения и правила не просто формальность. Последующие ночи мы обязательно брали в палатку топор, а также держали на готове ключ от машины, чтобы в случае повышенного интереса медведя к нашей палатке включить орать сигнализацию (по идее это должно его спугнуть). Еще мы купили спрей от медведей. Это не то же самое, что спрей от комаров, но примерно то же самое, что перцовый баллончик. Только раз в 10 забористее. К слову сказать, больше мы медведей на кэмпе не видели. Вообще это большая редкость, что медведь к нам зашел, так что нам очень «повезло».



Небольшой ликбез. Вообще Йеллоустон – это вулкан. Один из самых огромных в мире. Почти вся территория парка – это кальдера вулкана, образовавшаяся от последнего извержения 640тыс. лет назад, когда вершина вулкана провалилась в результате извержения. Вулканическая активность там не прекращается, что проявляется в виде огромного числа гейзеров (две трети всех гейзеров в мире), термальных озер и прочих гидротермальных особенностей. Причем все это остается весьма «живым», через несколько десятков лет некоторые активные гейзеры могут перестать извергаться, при этом новые начать. В парке то и дело какой–нибудь бассейн с гейзерами закрывают для туристов, потому что начинает происходить что–то непонятное. Вообще особые паникеры любят строить теории о том, что Йеллоустон вот–вот снова жахнет, и всем наступит полный писец. Вот, например, выдержка из Википедии:

Наибольшая опасность в настоящее время исходит от Йеллоустоунской кальдеры в США, которая не извергалась уже более 600 000 лет. Очередное извержение может начаться уже в наши годы, между 2012 и 2016 годами по одной версии или в ближайшие 60 лет по другой. При самом худшем варианте развития событий, жертвами мегаизвержения Йеллоустонского супервулкана могут стать миллионы или даже миллиарды человек. Огромные пепловые тучи закроют Солнце на длительный период времени, что вызовет глобальное похолодание, наступит вулканическая зима. Наибольший урон от извержения понесут густонаселенные страны, вроде Китая и Индии, которые больше всего зависят от сельского хозяйства.

Там под кальдерой огромный пузырь магмы:



От этого землю там изнутри сильно пучит. Иногда из этого получаются прикольные мелкие холмики:



А где–то растут холмики посерьезнее. Такие и бомбануть могут.



В первый день мы поехали к, пожалуй, самому известному гейзеру – Old Faithful (Старый и верный, Старый служака) и бассейну гейзеров вокруг. Свое название гейзер получил за то, что уже много десятилетий выдает стабильно раз в 90 минут весьма крупные извержения. Это вообще редкость, что гейзер такой предсказуемый. Зачастую они извергаются по никому неизвестному графику, т.к. никто не знает точно, что там у них внутри. То есть в общем как работают гейзеры человечество знает, но вот схему конкретного «трубопровода» в большинстве случаев – нет.

В бассейне Old Faithful есть 4 гейзера с предсказуемым расписанием извержений, несколько извергающихся всегда по чуть–чуть, большинство просто стоят, пускают пар, и раз в несколько лет (или несколько раз в год) выдают огромную струю. В туристическом центре около гейзера висит экран, где расписаны с точностью до 10 минут все ближайшие извержения предсказуемых гейзеров. Поскольку из предсказуемых Old Faithful самый крупный и у него минимальные промежутки между извержениями, то вокруг него построены все туристические центры, отель, и всегда куча наблюдающих туристов.







Гейзеры могут иметь самую причудливую форму. Большинство из–них это просто лужа или дырка в камнях. Но бывают и весьма интересные. Вокруг этого нарос весьма аккуратный кратер:



Или вот например Грот–гейзер:



А вот еще один предсказуемый гейзер: Daisy geyser. Он извергается раз в 4–5 часов. Пока он спокойный – это просто дырка из которой медленно и небольшом количестве выходит пар (на первом фото она справа). Потом вдруг пар начинает идти интенсивнее, появляются брызги, а затем в течение пары минут под давлением метров на 10 вылетают струи кипятка. Через 5 минут все заканчивается, и на ближайшие несколько часов это просто невзрачная дырка в камнях.



По территории гейзерного бассейна можно ходить только по специальным деревянным помостам. Во первых, очень не рекомендуется попадать под струю извергающегося гейзера, т.к. это натурально кипяток. Во вторых, с виду твердая и сухая земля может оказаться весьма хрупким каменным настилом над бурлящими подземными потоками горячей (а зачастую и кислотной) воды, и если туда встать/прыгнуть, то будет новый гейзер, который может даже и назовут твоим именем, но вот тебе уже от этого толку не будет.
Вот еще симпатичный Punchbowl geyser неподалеку от Daisy:



Это самый крупный гейзер бассейна Old Faithful – Giant geyser. Он извергается редко и непредсказуемо – может несколько лет не извергаться, а может и несколько раз за год. Поэтому его извержение большинство туристов могут пронаблюдать только на фотографии на информационном стенде:



В горячей воде, текущей с гейзеров, очень любят жить термофильные бактерии. Они составляют немалую часть красоты местного пейзажа, т.к. обладают весьма яркой (в основном желтой) окраской.



Вода в местных водоемах насыщенно–голубая. И если бактерии прорастают вглубь термального озера, то получаются весьма интересные краски:





Если же озеро бактериями не поросло (уж не знаю как бактерии выбирают в каком озере им жить), то цвет у воды такой, что очень тянет там искупаться. Вот например Sapphire pool:



Купаться все же в местных термальных озерах нельзя. Вода в озерах температурой минимум градусов 60, зачастую кислотная, да и вообще, нечего нарушать хрупкое природное равновесие. Правда местных бизонов/медведей/оленей об этом не предупреждают, и они иногда в озерах/гейзерах варятся.
Sunset Lake:







Из Old Faithful geyser basin мы отправились к озеру Grand Prismatic. До туда миль пять на машине, а само оно метрах в 500 от дороги. До Grand Prismatic располагается еще крупное озеро Excelsior, вода с которого стекает в протекающую рядом речку:





Само озеро Grand Prismatic весьма крупное, поэтому сфотографировать его полностью с уровня земли достаточно сложно. Как мы уже выяснили позже, можно было совершить небольшой хайк на гору, которая располагается рядом с озером и оттуда его сфотографировать с некоторой высоты. Вообще свое название озеро получило за свою расцветку – термофильные бактерии разных цветов образуют радужный раскраску озера, как если бы свет пропустили через стеклянную призму.







На этом первый день, в общем–то, у нас закончился. Пока мы съездили в магазин за пределами парка за припасами, поели стейка, уже и ночь наступила.
На следующий день мы двинули в другую сторону. И первое место куда мы попали – это небольшое скопление гейзеров и грязевых вулканов на пусти в Йеллоустонский каньон.



Как я уже говорил, в районе гейзеров все ходят по специальным помостам или надежным, промаркированным тропинкам. Так и здесь, для осмотра гейзеров есть определенный маршрут. В некоторый момент американские туристы, идущие впереди, вдруг притормозили.



Правила в желтой бумажке рекомендуют не приближаться к бизону ближе, чем на 25 ярдов (примерно 23 метра), а он, зараза стоит ближе к тропинке и недовольно смотрит:



В общем, оценив, что нас уже человек шесть, мы решили, что бизона мы не боимся. В общем, как оказалось, бизону на нас наплевать чуть более, чем совсем.



Первое впечатление от всех этих грязевых гейзеров, что это обычные гейзеры, только грязные. В общем–то так оно и есть. Но как–то ничего особенно интересного там не было. Вот разве что Dragon mouth geyser – пещера, из которой постоянно валит густой пар и раздаются зловещие звуки.



Однако затем мы дошли до настоящего грязевого вулкана. Я думал, такие вещи бывают только в мультиках. Огромная лужа грязи, кипящей пузырями по полметра в диаметре:





Рядом с этой грязевой ванной располагалось не менее примечательное озерцо Sulfur Caldron. Это природное озеро кипящей серной кислоты (правда разбавленной, pH=1).





Немного поохуевав, чего оказывается в природе бывает, мы еще полюбовались окрестностями и поехали дальше.



Проехав дальше, мы снова попали в пробку. Все останавливались, вываливались из машин с фотоаппаратами и фотографировали. Оказалось, в этой долине пасутся бизоны. Их там было около сотни. В общем–то, на этой остановке бизонов мы насмотрелись достаточно, чтобы все последующие разы они уже начали больше напрягать, чем восхищать.



Преодолев поляну с бизонами (а точнее с фотографирующими туристами), мы добрались до Grand Canyon of the YellowStone. Он, конечно, сильно меньше, чем просто Grand Canyon, но тоже весьма неплох.

















Насмотревшись на каньон мы отправились к следующему пункту программы: Norris geyser basin (казалось бы, при чем тут Чак?). Этот бассейн гейзеров оправдывает свое название, являясь самым беспокойным, там постоянно что–то меняется. Его же иногда закрывают, когда какой–нибудь гейзер совсем разбушуется.



Вот, например, самый большой в мире гейзер – Steamboat geyser, во время извержения он выбрасывает вверх пар воду примерно на 100метров. Но он, естественно, в своей гейзерской манере извергается когда ему самому вздумается, и предсказать это не представляется возможным. Есть у его извержений интересная особенность. Рядом располагается озеро Cistern spring. Непосредственно перед тем, как Steamboat извергнется, этот источник опустевает. Когда извержение заканчивается, вода снова наполняется.







Был там невзрачный Minute geyser. Он состоит из двух луж. В описании на стенде у гейзера было написано, что раньше в основном извергалась правая лужа, но нерадивые туристы закидали ее камнями, что у не забилось «горлышко» (очень часто гейзерные источники представляют собой воронки), и с тех пор все бурление происходит из левой лужи. Мы же наблюдали бурление их обоих, причем правой даже сильнее. Видать что–то изменилось.
Рядом был небольшой симпатичный грязевой вулканчик.



Вот еще интересный гейзер – Porkchop geyser. Изначально это была маленькая дырочка из которой регулярно извергался пар достаточно тоненькой струечкой. В 1985 году начавшееся очередное извержение решило не заканчиваться. Дальше на протяжении нескольких лет он извергался непрерывно. К нему постоянно ходили туристы, и все было замечательно до 1989 года. А 5 сентября 1989 года он взорвался. Камни разлетелись на 80 метров, благо никто не пострадал. С тех пор это гейзер представляет собой тихую, спокойную, и даже не бурлящую лужицу.



Также в Норрисе много всяких термальных озер.



Вообще пейзажики там весьма интересные. Вот стоишь, смотришь на «поляну», а там что–то поросло термофильными бактериями, что–то покрылось известковыми отложениями, где–то виднеется пещера, посреди всего через маленькую дырочку из под земли струячит пар, а рядом при этом абсолютно спокойной молочно–голубое озеро, и вокруг всего этого растет лес.



Или вот три рядом озера. Одно мутно–бело–голубое, второе зеленовато–голубое почти прозрачное, третье кислотно–зеленое. Как так получается, ведь по идее все они образуются из одних и тех же подземных резервуаров.





Еще парочка пейзажей. Здесь термофильные бактерии наблюдаются двух цветов – оранжевые и зеленые. Первые живут в диапазоне температур от 50 до 60 градусов, вторые от 38 до 56. Вот такой вот живой термометр.



На пути из Норриса мы заехали еще в парочку мест. Вот небольшое скопление гейзеров под названием Artist's Paint Pots.





На этом месте наступил вечер второго дня, поэтому мы решили съездить попить пива на сон грядущий. Паше как раз порекомендовали пиво пивоварни Snake River Brewery. Она располагается в славном городке Jackson Hole, что всего в 100милях к югу. За хорошим пивом столько съездить не грех. Городок Jackson Hole очень колоритный, сделан в стиле дикого запада. Город сугубо туристический – посетители парков Yellowstone и Grant Teton любят там останавливаться. Еще там любят покупать недвижимость всякие знаменитости, например в Джексоне приобрел себе ранчо Гаррисон Форд.

На третий день мы снялись с якоря в Йеллоустоне и двинулись на север. Нам надо было успеть посмотреть еще пару вещей в Йеллоустоне, найти где в этом парке можно принять душ, и хотелось бы не заполночь доехать до Глейшера. Поэтому мы не то, чтобы торопились, но хотели бы не задерживаться. Но… опять бизоны. И на этот раз они не просто паслись на полянке с боку, а активно гуляли по дороге, переходили туда–сюда. В общем, этот участок мы проезжали почти час.





Следующим пунктом был Tower Fall. Узенький высокий водопад. После масштабности каньона он, правда, смотрелся уже весьма куцо, хотя к нему тоже построили информационный центр и пару магазинов. Зато по сравнению со всеми предыдущими местами здесь было уже существенно меньше туристов.



Заехали заправиться в весьма колоритную деревушку:



+
0
класс
avatar

Александр Суворов

  • 7 мая 2016, 23:37

Оставить комментарий

Необходимо войти на сайт через
Вконтакте или Facebook.